Сборник важнейших постов на разнообразные темы

Новости

мази свечки от геморроя дешевые и действенные

Лично вы заглянули на данную страничку, в таком случае нужно считать Вы очень нередко разыскивайте информацию про мази свечки от геморроя дешевые и действенные. В данном случае можно прочесть ответы на данную тему на нашем веб-сайте. Сверх вашего вопроса имеются еще огромное количество умной информационных материалов та что для вас станет непомерно полезна.

Ну не знаю я, как по-английски презерватив, — попробовал увильнуть я.


Жора Данелия

Тостуемый пьет до дна.


//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Когда-то, еще совершенно юным человеком, Саша работал админом в театре у Михоэлса. Когда еврейский театр закрыли, Сашу, как и многих, кто работал с Михоэлсом, посадили. Он 5 лет просидел в одном из самых ужасных лагерей в Воркуте. Саша не обожал гласить об этом периоде собственной жизни, но как-то, подвыпив, сказал, как вохровцы в один прекрасный момент избили его и кинули в выгребную яму с нечистотами. А когда он пробовал вылезти, они ногами в сапогах лупили его по голове и топили в вонючей жиже. То, что он остался живой, — чудо…

Низкий, лысый, старый, Александр Ефремович Яблочкин был радостным, заводным и очень нравился дамам. И пока не повстречал свою голубоглазую Лору, слыл известным сердцеедом. Лору Яблочкин боготворил и, когда гласил о ней, — сиял. Лора тоже обожала Сашеньку (так она его называла), и жили они отлично и дружно. Супруги Яблочкины были людьми хлебосольными, и я нередко бывал у их в гостях в доме напротив “Мосфильма”. В наимельчайшую комнатку, которую они называли гостиной (из однокомнатной квартиры Яблочкин сделал двухкомнатную), набивалось настолько не мало народу, что на данный момент я не могу осознать, как мы все умудрялись там поместиться. Помню только-только было очень забавно.

Погиб Саша на проходной, в тот денек, когда мы должны были сдавать картину Сизову. Предъявил пропуск и свалился. Ему было 59 лет.

Хоронили Александра Ефремовича на Востряковском кладбище. Яблочкина обожали, и проститься с ним пришло много народу. Режиссеры, с которыми работал Яблочкин, пробили и оркестр. Гроб поставили около могилы на особые подставки. Рядом стояли близкие, родные и раввин. “Мосфильм” был против раввина, но родные настояли. Раввин был небольшой, очень старенький, лет под девяносто, в темной шапке и легоньком затрепанном черном пальто, в круглых очках в железной оправе, с сизым носом. Был конец ноября, дул прохладный ветер, выпал даже снег. Ребе посинел и дрожал. Я предложил ему собственный шарф, он отказался, произнес, что не положено.

Люди рассредоточились вокруг могил, а оркестр расположился чуток поодаль, у забора. Зампрофорга студии Савелий Ивасков, который распоряжался этими похоронами, условился с дирижером оркестра, что даст ему символ рукою, когда начинать играть. Позже встал в торце могилы и произнес раввину:

— Приступай, батюшка.

— Ребе, — поправила его сестра Яблочкина.

— Ну ребе.

Раввин наклонился к сестре и начал по бумажке что-то уточнять.

— Хорошо, отец, начинай! Холодно, люд промерз, — недовольно произнес Ивасков. (Он более других возражал против еврейского священника.)

Раввин поглядел на него, вздохнул и начал читать на идиш заупокойную молитву. А когда дошел до родственников, пропел на российском:

— И сестра Мария, и отпрыск его Гриша, и дочь его Лора… (Лора была намного молодее супруга.)

— Отец! — оборвал его Ивасков и негативно помахал рукою.

И здесь же грянул гимн Русского Союза.

От неожиданности ребе вздрогнул, поскользнулся и чуть ли не свалился — я успел схватить его. Земля обморозилась, и было очень скользко.

— Стоп, стоп! — заорал Ивасков. — Кто там ближе — остановите их!

Оркестр умолк.

— Рубен Артемович, сигнал был не для вас! — кликнул Ивасков дирижеру.

И произнес сестре, чтоб она растолковала товарищу, кто есть кто. Мария произнесла раввину, что Гриша не отпрыск, а племянник, а Лора не дочка, а супруга. Тот кивнул и начал петь поначалу. И когда дошел до родственников, пропел, что сестра Мария, племянник Гриша и дочь Гриши — Лора.

— Ну, стоп, стоп! — Ивасков снова махнул рукою. — Сколько можно?!

И опять грянул гимн.

— Закончите! Остановите музыку! — закричал Ивасков.

Оркестр умолк.

— Рубен Артемович, вам сигнал будет 2-мя руками! — кликнул Ивасков дирижеру. — 2-мя! — И оборотился к раввину: — Отец, вы, я извиняюсь, по-русски осознаете? Вы сможете сказать по-человечески, что гражданка Лора Яблочкина не дочка, а супруга?! Жена, осознаете?!

— Понимаю.

— Ну и давайте внимательней! А то безобразно выходит, похороны все-же!

Раввин начал опять и, когда дошел до небезопасного места, сделал паузу и пропел очень верно:

— Сестра — Мария, племянник — Гриша. И не дочь! — он поверх очков победно поглядел на Иваскова. — А супруга племянника Гриши — гражданка Лора Яблочкина!

— У, ё! — взревел Ивасков.

Поскользнулся и полетел в могилу. Падая, он взмахнул 2-мя руками.

И опять грянул гимн Русского Союза.

И здесь уже мы не смогли сдержаться. Саша, прости меня! Но я тоже ржал. Ты гласил, что твой возлюбленный жанр трагикомедия. В этом жанре и прошли твои похороны.

Когда настанет время и мне уходить, я очень желаю уйти так же. Не болея и в один момент, никого не мучая. И чтоб на моих похоронах тоже рыдали и смеялись.



//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Сувенир

Я вспомнил, как помогал одному нашему хроникеру во время туристской поездки в Японию сделать покупку. Хроникер почему-либо решил, что я знаю британский язык, и попросил меня посодействовать приобрести ему презервативы с усиками.

— Ну не знаю я, как по-английски презерватив, — попробовал увильнуть я.

— Наверняка, так и есть — “презерватив”, это не российское слово.

Пришли в аптеку. Молодой торговец в очках очень обходительно поприветствовал нас и спросил по-английски, чем он нам может посодействовать.

— Зе презерватив, — чтоб было понятнее, я приставил артикль “зе”.

Он не сообразил.

— Презерватив фор лав, — выкрикнул хроникер звучно, чтоб было понятнее.

Торговец пожал плечами. Тогда хроникер сжал кулак, выставил руку вперед и стал демонстрировать, что он на нее что-то надевает.

Торговец кивнул и показал нам резиновые перчатки:

— Это?

— Нет! Ноу! Найн фор арбайтен, фор лав с майн фрау, — заговорил на “эсперанто” хроникер и показал на то место, где размещалась часть тела, для которой предназначалось это величавое изобретение французского ученого.

— О, кондом! — додумался в конце концов торговец.

— Гондон, гондон! — обрадовался хроникер. — Дошло в конце концов!

Торговец тоже заулыбался и положил на прилавок пакетик.

— Есть различных цветов. Вы какой желаете? — спросил он.

— Цвета хоть какого, только растолкуй, что мне нужно с усиками.

Как будут усы по-английски, я тоже не знал. Я показал на пакетик и пошевелил 2-мя пальцами:

— Вот этот гондон, но с усиками, понимаешь?

Торговец не сообразил. Хроникер приложил руку к собственному месту и там пошевелил пальцами, торговец побагровел и стал сопеть.

— Ну тупые! — произнес хроникер.

— Подожди, на данный момент он усвоит. Вот это, — я постучал по пакетику, — с усиками, — я подергал себя за усы и снова пошевелил 2-мя пальцами.

Торговец совсем ужаснулся, произнес нам — вейт, плиз, ушел, через несколько секунд возвратился с старым государем, наверняка, своим отцом. Папа спросил строго, что нам нужно. Мы повторили функцию с пальчиками и с усами, папа каким-то образом сообразил, что мы ищем, и произнес:

— Это в Стране восходящего солнца не продается. Департамент здравоохранения это воспретил, — но он может предложить нам разноцветные изделия, и начал класть на прилавок пакетики: — Вот малиновые, желтоватые, зеленоватые и даже темные есть.

— Скажи, что берем малиновые, и спроси, есть ли у него свечки от геморроя, истинные, японские?

Как будет по-английски “свечи от геморроя”, я тоже не знал, а разъяснять на пальцах категорически отказался, свечки хроникеру мы приобрели, когда пришли на корабле из Нагасаки в порт Находку.

<< Вернуться на предыдущую страницу

Design by Сборник важнейших постов на разнообразные темы